Под контролем покушение на приобретение наркатических

В опровержение доводов обвинения защитой были представлены данные о том, что содержание смартфона подсудимого, во-первых, не позволяет установить, сам ли подсудимый сделал указанные фото тайников с координатами геолокации, либо получил эти фото от продавца наркотиков, намереваясь приобрести для собственных нужд указанные средства. Во-вторых, сведений об отправке этих фото приобретателю наркотиков ни на следствии, ни в суде получено не было. Соответственно и сам мнимый приобретатель установлен не был. В-третьих, защитой были представлены убедительные доказательства, что как минимум некоторые данные были помещены в телефон М.П.А. уже после того, как телефон был изъят у М.П.А. сотрудниками полиции.

Не согласившись ни с квалификацией, ни с назначенным наказанием, защита подала апелляционную жалобу, в которой помимо доводов о недоказанности вины осужденного М.П.А., указывалось и на неправильную квалификацию двух его эпизодов сбыта наркотических средств значительном размере, как оконченных преступлений.

В данном случае обвинение ссылалось на положение п.13.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г.№ 14, в котором указывалось, что фактическое получение приобретателем наркотических средств не обязательно для квалификации сбыта как оконченного преступления. Достаточно чтобы сбытчик выполнил все необходимые действия по передаче незаконных веществ приобретателю.

Обстоятельства этих двух эпизодов были абсолютно идентичны: М.П.А. при неустановленных обстоятельствах приобрел две партии наркотических средств в значительном размере, а затем поместил эти наркотики в два тайника-закладки в лесопарковом массиве. Оба тайника были обнаружены сотрудниками полиции, наркотики изъяты, а М.П.А. было инкриминировано два эпизода оконченного сбыта наркотических средств в значительном размере. При этом позиция следствия и государственного обвинения для неискушенного в тонкостях уголовного права человека выглядела несколько противоречиво: непосредственной передачи наркотических средств конечному покупателю не произошло, более того наркотики в конце концов были изъяты из того же места, куда их якобы зарыл подсудимый, но его действия при этом квалифицировались как оконченный сбыт, то есть как будто наркотики были им вручены приобретателю.

Задача защиты, с которой, как показывает моя адвокатская практика, очень часто приходится сталкиваться, состоит в том, чтобы в краткой, наглядной и доступной форме представить судье все ошибки, нестыковки, противоречия в позиции органов следствия. Принципиальные судьи, вникающие во все обстоятельства дела, критически относящиеся к бездоказательным утверждениям, непроверенным фактам, домыслам и догадкам следствия, дающие должную оценку нарушениям уголовно-процессуального законодательства, встречающимися практически по каждому подобному делу, как правило, принимают меры к исправлению ошибок, допущенных на стадии следствия, в результате чего действия осужденных квалифицируются в соответствии с положениями Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации, разъяснениями высших судебных инстанций, а назначенное наказание отвечает требованиям законности и справедливости. Наиболее яркие, показательные и значимые примеры адекватной позиции судов первой инстанции по назначению наказания, исправления неправильной квалификации по делам связанной с оборотом наркотиков приводятся мной на сайте для всеобщего использования по аналогичным делам.

Как часто Вы прибегаете к услугам юриста/нотариуса/адвоката?
Постоянно, штатный.
15.5%
Только по мере необходимости.
44.19%
Особо нет надобности, консультируюсь в интернете.
40.31%
Проголосовало: 129

Как переквалифицировать «покушение на сбыт наркотических средств» на «хранение без цели сбыта»

В практике наших правоохранительных органов в случае обнаружения у граждан больших доз наркотических, психотропных веществ или их аналогов возбуждать дела по ст. 228.1 УК РФ «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества», что является неправильным. Ссуды, вынося приговор, вынуждены переквалифицировать дела на 228 УК РФ.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», об умысле на сбыт указанных средств, веществ или их аналогов могут свидетельствовать их:

Иногда по делам данной категории можно встретить позицию прокурора, что даже при отсутствии доказательств по покушению на сбыт или сам сбыт наркотических средств, прокурор направляет уголовное дело в суд с обвинительным заключением именно по ст. 228.1 УК РФ и тогда адвокату уже в суде предстоит добиваться правильной квалификации преступления. На практике, данная позиция прокуратуры заключается в нежелании вникать в суть уголовного дела, во все обстоятельства доказанности вины, в наличие обстоятельств, свидетельствующих о покушении на сбыт или на сам сбыт наркотических веществ, и все поданные жалобы адвоката отклоняются и не достигают нужного эффекта, а положительного результата можно достичь только в суде, где уголовное дело переквалифицируется.

Один лишь факт расфасовки наркотических средств, его приобретение и/или перевозка не могут достоверно доказывать наличие цели сбыта данного вещества. Доказательствами в данном случае могут быть: признательные показания задержанного, свидетелей, результаты оперативных мероприятий, переписка мессенджерах, смс, социальных сетях и т.д.

На органы прокуратуры действующим законодательством возложена обязанность следить за правильной квалификации преступления, соблюдением закона при производстве уголовных дел и направлять в суд дела надлежащим образом расследованные. Однако на практике это делается не всегда.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от N 156-П20 О возобновлении производства по делу о покушении на незаконный сбыт наркотических средств (ч

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Федорова Е.М. ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что постановлением Европейского Суда по правам человека от 26 марта 2022 года установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при производстве по уголовному делу.

По смыслу названных норм в их взаимосвязи решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности и несправедливости судебных решений.

Таким образом, поскольку Европейским Судом по правам человека установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что судами не проверены надлежащим образом доводы Федорова Е.М. о провокации при проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», результаты которого были использованы в качестве доказательств его виновности в покушении на незаконный сбыт наркотического средства, а также нарушение подпункта «d» пункта 3 и пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с ограничением его права допросить свидетелей стороны обвинения, судебные решения в отношении Федорова Е.М. подлежат отмене, а уголовное дело — передаче на новое судебное разбирательство.

11 февраля 2010 года, примерно в 22 часа 30 минут, находясь по месту своего жительства в квартире N в доме N к. по ул. г. Астрахани, имея умысел, направленный на незаконный сбыт наркотического средства, незаконно передал в счет ранее полученных денежных средств в размере 500 рублей изготовленное им кустарным способом наркотическое средство дезоморфин общей массой 8,06 гр. К., участвовавшей в оперативно-розыскном мероприятии «проверочная закупка». Однако умысел Федорова Е.М. на незаконный сбыт наркотического средства не был доведен до конца по не зависящим от него обстоятельствам в связи с изъятием его из незаконного оборота сотрудниками РУФСКН России по Астраханской области.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления Председателя Верховного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет судебные решения в соответствии с постановлением Европейского Суда по правам человека.

Нехватка доказательств, указывающих на намерение сбыта

Между тем по смыслу закона само по себе количество обнаруженного у обвиняемого наркотического средства и приведенные обстоятельства (признание, полученное с нарушением закона, о намерении сбывать наркотические вещества, которые задержанный писал под диктовку сотрудников полиции) не свидетельствуют неопровержимо о наличии умысла на сбыт с учетом конкретных обстоятельств дела. Кроме того, показания, данные в отсутствие защитника при личном досмотре, обвиняемый в судебном заседании не подтвердил, и в приговоре они не отражены.

Рассмотрев жалобу, Второй кассационный суд общей юрисдикции изменил приговор в части квалификации действий осужденного и пришел к выводу, что приведенные доказательства свидетельствуют о виновности осужденного в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, т.е. в совершении менее тяжкого преступления – по ч. 2 ст. 228 УК, на что верно указывалось в кассационной̆ жалобе.

Рекомендуем прочесть:  Льгота инвалидов чернобыльцев при оплате справок медкомиссии в мед учреждениях

Кассация отметила, что версия осужденного, свидетельствующая лишь о незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта, не опровергнута. Кроме того, в приговоре не приведено доказательств, подтверждающих, что обвиняемый имел умысел на сбыт наркотического средства, вступил в преступный сговор с не установленным следствием лицом, распределив между собой преступные роли в планируемом преступлении – сбыте наркотического средства.

По итогам расследования переквалификации дела на иную – менее тяжкую – статью УК, к сожалению, не произошло. Следствие, подтверждая свою версию собранными по делу доказательствами, утверждало, что у обвиняемого имелось намерение осуществить сбыт наркотических веществ, которое было прервано по независящим от него обстоятельствам. В уголовном деле, переданном в суд, доказательствами покушения на сбыт выступали: протокол личного досмотра, в котором задержанный пояснял, что планировал сбыть наркотические вещества; показания свидетелей – двух оперативных сотрудников и двух понятых, утверждавших, что задержанный пояснил о намерении сбывать запрещенное вещество, а также магниты, которые были изъяты у задержанного и находившиеся в том же свертке, что и мефедрон.

В кассационной жалобе были приведены те же доводы, которые не учли суды первой и апелляционной инстанций, – в частности, о том, что не были установлены предполагаемые сообщники обвиняемого; при обыске в принципе не найдено ничего, что могло бы иметь значение для дела; изъятое при задержании наркотическое вещество не было расфасовано и обвиняемый добровольно выдал его. Кроме того, обвиняемый систематически употреблял наркотики, находился в состоянии наркотического опьянения при задержании, давал объяснения под диктовку в нетрезвом состоянии и сразу признавал вину в части хранения наркотических веществ.

23. По смыслу статьи 229 УК РФ ответственность за хищение наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества наступает в случаях противоправного их изъятия у юридических или физических лиц, владеющих ими законно или незаконно, в том числе путем сбора растений, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, либо их частей с земель сельскохозяйственных и иных предприятий, а также с земельных участков граждан, на которых незаконно выращиваются эти растения.

Суд устанавливает наличие (отсутствие) у лица заболевания наркоманией на основании содержащегося в материалах дела заключения эксперта по результатам судебно-психиатрической экспертизы, проведенной согласно пункту 3.2 статьи 196 УПК РФ. Заключение эксперта должно содержать вывод о наличии (отсутствии) у лица диагноза «наркомания», а также о том, нет ли медицинских противопоказаний для проведения лечения от такого заболевания.

В случае нарушения должностным лицом указанных правил вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба либо причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или наступление смерти человека, содеянное надлежит квалифицировать соответственно по части 1 или части 2 статьи 228.2 УК РФ и соответствующей части статьи 293 УК РФ.

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства при рассмотрении дел о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами, а также сильнодействующими и ядовитыми веществами, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

Для определения лица как впервые совершившего преступление, указанное в части 1 статьи 82.1 УК РФ, следует учитывать положения пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

Вопросы переквалификации приготовления к сбыту на хранение наркотика

Получается, что суды, при оценке количества (объема) наркотика по делам данной категории, стали заниматься правотворчеством и самостоятельно вводить такие понятия, как «значительный размер наркотика», «ничтожное количество наркотика», «большое количество наркотика», при этом определяя согласно квалификации его крупный или особо крупный размер.

Таким образом, из обстоятельств дела, установленных судом, следует, что Д. не передавал наркотические средства Т., т.е. не совершал действия, непосредственно направленные на сбыт, а только создал условия для этого. Преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам. В соответствии с ч.1 ст.30 УК Д. совершил приготовление к сбыту наркотических средств (Дело № 44-У-282).

Доводы кассационного представления о несоответствии выводов суда при квалификации действий осужденного фактическим обстоятельствам дела, о квалификации его действий без учета показаний свидетелей –оперативных сотрудников УФСКН, имевших оперативную информацию о планировавшейся покупке А. значительного количества наркотического средства в целях дальнейшего его сбыта, являются несостоятельными. В показаниях указанных свидетелей отсутствуют какие-либо ссылки на наличие объективных подтверждений имевшейся у свидетелей оперативной информации, которая могла бы быть проверена судом. При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований признавать показания указанных свидетелей недопустимыми либо недостоверными в целом или в части, однако судом сделан правильный вывод о недостаточности указанных показаний для установления вины А. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. Одно лишь значительное количество наркотического средства при отсутствии иных объективных данных, подтверждающих наличие у виновного цели сбыта, не может служить безусловным основанием для квалификации действий по признаку наличия цели сбыта (Дело № 1-172/09).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в судебном заседании 6 октября 2010 г. пересмотрела приговор Басманного районного суда города Москвы от 19 мая 2008 г. в отношении Бушко А.А. осужденного по ст.ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

Безусловно, подмена понятий не должна применяться при доказывании признаков уголовно наказуемого деяния. Необходимо установить четкие и ясные критерии, по которым можно было бы определять признаки приготовления к сбыту и оценивать наличие или отсутствие в действиях лица этого преступления.

Переквалификация в суде покушения на сбыт наркотиков по ч

Итак, в деле появился протокол допроса подозреваемого, в котором он дает показания о своей причастности в сбыте, однако протокол составлен на компьютере и распечатан на принтере, фамилия участвовавшего в допросе адвоката а также время допроса вписаны шариковой ручкой, следственный кабинет, который значился в протоколе как место проведения допроса не оборудован оргтехникой. Все это подтверждало версию подзащитного – он был допрошен ранее (накануне ночью) без адвоката – сомнение № 4.

В ходе допроса подзащитный показал, что некоторое время назад употребление наркотиков вышло из под контроля и у него случилась передозировка, после которой его госпитализировали в институт им. Склифосовского. Он очень испугался, остановиться и воздерживаться от наркотиков уже не мог, поэтому решил взять употребление под контроль – приобрел весы и стал отвешивать дозу наркотиков чтобы избежать передозировки.

Так было и в случае с моим подзащитным, однако на видеозаписи личного досмотра он выглядел испуганным и подавленным, полностью подчинялся сотрудникам полиции, представить что человек на видеозаписи как то дерзко себя вел будучи задержанным сложно, это сомнение № 3 также свидетельствующее как об оказании давления, так и недобросовестных и противоправных действиях полицейских, тем самым подзащитному еще и внушалось что он полностью во власти сотрудников ОНК, они могут сделать с ним и выдумать все что угодно.

В ходе очной ставки с одним из понятых, тот на вопрос защиты давали ли сотрудники полиции подзащитному употребить алкоголь, утвердительно ответил, что да, это было после личного досмотра, что подтверждало версию защиты об оказании давления с использованием алкоголя (как помните сомнение № 2).

На следующий день утром подзащитного отвезли в отдел наркоконтроля, где оказание давления на него продолжилось, его стали угрозами и уговорами склонять к даче показания о якобы причастности к сбыту наркотиков, опять же дали выпить изъятый алкоголь, отчего подзащитный совсем «поплыл». По итогу данных мероприятий в материалы дела была представлена видеозапись ОРМ опрос, на которой подзащитный, явно не совсем в адекватном состоянии, коротко, шаблонными фразами заявляет о своей причастности к сбыту наркотических средств.

В том случае, если преступное деяние доказано, оно наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

В соответствии с указанным выше Постановлением Правительства РФ 10 граммов амфетамина является крупным размером. Ответственность за покушение на незаконное приобретение психотропного вещества в крупном размере установлена частью третьей статьи 30 и частью второй статьи 228 УК РФ.

Рекомендуем прочесть:  Будут ли повышать материальный уровень ветеранов боевых действий

Размеры наркотических средств для целей статьи 228 УК РФ утверждены Постановлением Правительства РФ от 1
октября 2012 года N 1002 (ред. от 09.12.2022) «Об утверждении
значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и
психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров
для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо
их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для
целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской
Федерации».

При вынесении приговора по данной категории уголовных дел учитываются обстоятельства личности подсудимого, условия его проживания, семейное положение, наличие детей и т.д., а также то обстоятельство, что преступление не было доведено до конца. На практике встречаются случаи применения по подобным уголовным делам статьи 73 УК РФ, то есть условное осуждение.

Особенности квалификации деяний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, при подмене предмета преступления в ходе оперативно-розыскной деятельности

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2022 г. N 30 «О внесении изменений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2022. N 9. С. 15 — 16.

В отечественной уголовно-правовой науке покушение на преступление делится на оконченное и неоконченное, а также негодное покушение. Последнее, в свою очередь, подразделяется на покушение на негодный предмет и покушение с негодными средствами. И в том и в другом случае речь идет о фактической ошибке лица относительно предмета или средств совершения преступления. При покушении на негодный предмет последний либо отсутствует, либо утрачивает свои прежние свойства, с наличием которых связано совершение преступления . Эти термины редко используются судебными органами, они вовсе отсутствуют в действующем законодательстве, иногда их относят к числу терминологических сорняков .

Аналогичный вопрос возник в апелляционной инстанции при проверке приговора, которым П. осужден по ч. 3 ст. 229.1 УК РФ за контрабанду наркотических средств в крупном размере, совершенную группой лиц по предварительному сговору, а также по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ за покушение на незаконное приобретение наркотических средств в крупном размере без цели сбыта. В апелляционном представлении с просьбой об отмене приговора и признании П. виновным по ч. 2 ст. 228 УК РФ, как ему было предъявлено обвинение, государственный обвинитель указывал, что суд проигнорировал разъяснения Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. и неправильно применил уголовный закон, согласно которому данное преступление имеет формальный характер и считается оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных в ст. 228 УК РФ действий. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что приговор по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ законный, так как П. через сайт сети Интернет сделал и оплатил заказ из США вещества растительного происхождения, содержащего митрагинин. При поступлении заказа бандеролью с капсулами указанного наркотического средства адресованное П. почтовое отправление из США адресату не вручалось, в рамках оперативно-розыскного мероприятия «контролируемая поставка» П. получен муляж бандероли. Таким образом, умысел П. на незаконное приобретение наркотического средства в крупном размере не был реализован по не зависящим от него обстоятельствам в связи с тем, что его действия, непосредственно направленные на совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, пресечены сотрудниками правоохранительных органов .

Во-первых, замена на муляж осуществляется не только с правомерной целью, но и в рамках процедур, установленных законом. Во-вторых, наркотическое средство все-таки стало предметом незаконного оборота на стадии, предшествующей его замене на муляж, его можно четко идентифицировать, измерить.

Вместе с тем в Бюллетене Верховного Суда РФ приведен пример правильной, по нашему мнению, квалификации действий лица, которому взятка передана в виде муляжа денежных купюр. Опубликованное Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ содержит, в частности, следующие выводы по результатам проверки приговора Московского областного суда. Как указано в приговоре, судом установлено, что «следователь А. имел умысел на получение взятки за прекращение уголовного дела в отношении Б. Реализуя свой умысел, А. неоднократно встречался с Б. и обговаривал с ним свои действия, направленные на получение взятки, а именно: определял этапы расчетов — первая часть суммы за приостановление дела производством, а при окончательном расчете — передача копии постановления о прекращении уголовного дела в отношении Б. Преступные действия следователя А. не были доведены до конца по не зависящим от него обстоятельствам в связи с тем, что сумма денег в крупном размере А. была передана в виде муляжа денежных купюр (23 700 долларов США — в виде муляжа и 9 000 рублей настоящими купюрами). При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия А. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, так как он, являясь должностным лицом, совершил покушение на получение взятки в крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от А. обстоятельствам» .

Адвокат Кудряшов Константин

Что такое приобретение, хранение и сбыт (распространение) наркотиков?
Согласно постановления Верховного Суда России:
» Под приобретением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ, надлежит считать их получение любым способом, в том числе покупку, получение в дар, а также в качестве средства расчета или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений и т.д. «Под хранением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ , следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением этими средствами или веществами, в том числе для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах). При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило наркотическое средство, психотропное вещество.
Ответственность за приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта («для себя») предусмотрена статьей 228 УК РФ. На практике в Москве, условное наказание по 228 статье возможно, если обвиняемого не заключили в СИЗО. О сроках наказания за приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта подробнее можно прочитать здесь.

Под сбытом (распространением) наркотических средств, психотропных веществ, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.).
Ответственность за сбыт (распространение) наркотиков предусмотрена статьей 228.1 УК РФ, по которой суды в Москве, как правило, дают длительный реальный срок. Подробнее о сроках наказания по ст 228.1 УК можно прочитать здесь.

Разграничение между приобретение наркотиков для собственного потребления без цели сбыта и сбытом или покушением на сбыт наркотиков (между статьей 228 и ст 228.1 УК РФ) заключается в следующем:
«Об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.»

В сбыте (распространении) наркотиков обычно обвиняют, если находят весы со следами наркотиков или мобильный телефон с перепиской о размещении лицом закладок с наркотиками.
При необоснованном обвинении с покушении на сбыт наркотиков необходимо защищаться добиваясь переквалификации обвинения со сбыт наркотиков на их приобретение и хранение без цели сбыта (с ч 3 ст 30, п «г» ч 4 ст 228.1 ук рф на часть 2 статьи 228 УК РФ).

Сведения о телефонных переговорах осужденных представлены в уголовном деле в виде дисков с файлами звукозаписей, которые созданы после их прослушивания, а также на бумажном носителе в виде протокола осмотра аудиофайлов для создания которого был привлечен переводчик, владеющий цыганским и русским языками. В ходе исследования данных доказательств судом установлено, что сведения о времени и участниках телефонных разговоров соответствуют детализации их телефонных соединений, содержание разговоров зафиксировано правильно, принадлежность голосов осужденным подтверждена ими же в показаниях, данных в период предварительного следствия, личность переводчика, факт владения им цыганским языком проверены, он предупрежден об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод (т. 5 л.д. 176 — 177). Все разговоры лиц, зафиксированные на звуковых файлах, имеющие отношение к вопросу о наркотических средствах нашли свое отражение в протоколе. При таких обстоятельствах факт создания аудиофайлов, представленных в суд, более поздней датой, чем сами переговоры и отсутствие в протоколе перевода на русский язык разговоров на бытовые темы не ставит под сомнение допустимость данных доказательств.

20 февраля 2022 года был задержан Александров, в его сумке и автомобиле обнаружено и изъято наркотическое средство карфентанил общей массой 1,57 грамма, что подтверждается протоколом осмотра автомобиля и досмотра Александрова, а также заключением эксперта.

В апелляционной жалобе осужденный Александров А.А. выражает несогласие с приговором ввиду его чрезмерной суровости. Указывает, что его совершеннолетние дети нуждаются в помощи, поскольку находятся в трудной жизненной ситуации. Просит учесть его раскаяние, наличие места жительства, источника дохода, положительные характеристики, участие в боевых действиях и применить положения ст. ст. 64 и 73 УК РФ.

Рекомендуем прочесть:  Пенсия героев россии в 2022 году

Доводы адвоката Максимова и осужденной Савиной о провокации ее на сбыт наркотических средств сотрудниками полиции 22 ноября 2022 года и 28 января 2022 года не нашли своего подтверждения и опровергаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

Учитывая всю совокупность доказательств по данному уголовному делу в отношении Беляковой, результаты обыска ее жилища, заключение судебно-психиатрической экспертизы об отсутствии у Беляковой признаков наркомании, принимая во внимание подготовленность наркотических средств к сбыту, о чем свидетельствует их расфасовка на отдельные пакетики и надежная упаковка, суд пришел к обоснованному выводу о виновности ее в покушении на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере, который не был доведен до конца по независящим от Беляковой обстоятельствам, а именно, ввиду задержания изъятия наркотического средства. При таких обстоятельствах отсутствие допроса понятых на выводы суда не повлияло. Действия осужденной правильно квалифицированы судом по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ.

Покушение на сбыт наркотиков, как и оконченный сбыт, — статья очень тяжелая. Если нет никаких вариантов «соскочить» с данного состава (переквалифицировать), то есть смысл обратиться к обстоятельствам, смягчающим вину. Судья учтет их при назначении наказания и, как минимум, назначит срок лишения свободы поменьше.

Одной из самых распространенных категорий преступлений в России являются уголовные деяния, связанные с наркотиками. В большинстве случаев речь идет о сбыте наркотических веществ. Практика наших адвокатов в Москве и Железнодорожном показывает, что даже при задержании лица и изъятии у него наркотиков, его обвинят, скорее, не в хранении или употреблении, а по более тяжкой статье — за покушение на незаконный сбыт наркотиков.

Какие обстоятельства смягчают вину? К примеру, наличие маленьких детей, совершение покушения на сбыт вследствие принуждения или в силу тяжелых жизненных условий, беременность и др. А за такое смягчающее вину обстоятельство, как явка с повинной, УК РФ запрещает назначать за покушение на сбыт более 5 лет и 4 месяца лишения свободы.

Таким образом, мы видим, что по наркотикам переквалификация может сыграть огромную роль. За покушение на сбыт наркотиков сроки лишения свободы в разы превышают наказание за установленное хранение. Потому в случае проигрыша в первой инстанции / в апелляции по данной категории дел есть смысл нанимать адвоката и для кассационной жалобы по уголовному делу.

К сожалению, реальность российского правосудия такова, что на стороне обвинения стоит не только прокурор, но и следователь, и даже суд. Выстоять в этом неравном противостоянии обвиняемому поможет очень хороший адвокат по уголовным делам. Его работа заключается как в выработке и представлении позиции по делу, написании апелляционной или кассационной жалобы адвоката на приговор суда, так и в реагировании на любой произвол со стороны властей в виде замечаний, ходатайств и восстановлении нарушенных прав подзащитного.

Уголовное дело автоматически возбуждается по ст. 30 ч.3, 228.1 ч.4 п. «б» УК РФ, т.е. покушение на незаконный сбыт наркотических средств в следственном изоляторе, с использованием служебного положения, в значительном размере, не доведённое до конца по независящим от воли виновного обстоятельствам.

Однако, по содержанию отменённого приговора понятно, что причиной отмены стала переоценка фактических обстоятельств (наличие наркотических средств дома, не признание факта приобретения «сидельцем», сведения о ранее совершенных действиях), что дало основание суду говорить о наличии умысла на сбыт, поэтому пособничество было исключено из квалификации.

Перед этим, в своем вступительном слове я заявляла о наличии в действиях пособничества в незаконном приобретении, но ближе к прениям все таки решила не рисковать неоднозначной практикой суда и с учетом всех обстоятельств просила переквалифицировать на приобретение для личного употребления, поскольку часть наркотического средства, которое передавалось, была предназначена ему, т.е. имело место совместное приобретение для личного употребления.

И вот, судом, который должен был рассматривать наше, дело выносится приговор коллеге подзащитного с переквалификацией на пособничество, который в 2022 году отменяется Новосибирским областным судом с вынесением обвинительного приговора по ст. 30 ч.3, 228.1 ч.4 п. «б» УК РФ и назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Таким образом, фактические обстоятельства, установленные судом свидетельствуют о том, что В.В. не являлся исполнителем преступления, направленного на сбыт наркотических средств, а только по просьбе и в интересах СС, отбывающего наказание в ФКУ ИК-№, оказывал ему содействие в приобретении наркотических средств, то есть являлся пособником в приобретении наркотических средств в крупном размере, и в действиях В.В. не усматривается умысла на сбыт наркотического средства.

Приготовление к сбыту наркотических средств (ст

В Постановлении Пленума Верховного суда РФ 15.06.2006 N 14 разъясняется, что если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.

Отдельно можно обратить внимание на дело, рассмотренное Центральным районным судом г. Челябинска (1-73/2022), где помимо нескольких приготовлений, вменялось покушение, но из-за описания самого преступного деяния в обвинительном заключении, суд был вынужден переквалифицировать действия подсудимого на приготовление.

Ряд дел, рассмотренных Центральным районным судом г. Челябинска (1-151/2022, 1-72/2022, 1-287/2022), Ленинским районным судом г. Челябинска (1-511/2022), Курчатовским районным судом г. Челябинска (1-416/2022) содержали выводы о том, что подсудимые приобретали и хранили наркотические средства с целью сбыта, однако поскольку обвинение было предъявлено за приготовление, то суды были ограничены пределами обвинения.

В 2022 году в Центральном районном суде г. Челябинска рассматривалось два примерно аналогичных дела (1-161/2022, 1-50/2022), где подсудимые обвинялись в покушении на сбыт в крупном размере в крупном размере, однако суд переквалифицировал их действия на приготовление.

Согласно приговору, при описании преступного деяния, следователем указано, что, совершая действия по незаконному приобретению, перемещению и хранению наркотических средства по месту своего жительства, подсудимым умышленно созданы условия для совершения преступления.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ 15 июня 2006 г

7. Под незаконным хранением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением этими средствами или веществами, в том числе для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах). При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналоги, растение, содержащее наркотические средства или психотропные вещества, либо его части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества.

Об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

27. Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (статья 230 УК РФ) может выражаться в любых умышленных действиях, в том числе однократного характера, направленных на возбуждение у другого лица желания их потребления (в уговорах, предложениях, даче совета и т.п.), а также в обмане, психическом или физическом насилии, ограничении свободы и других действиях, совершаемых с целью принуждения к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов лицом, на которое оказывается воздействие. При этом для признания преступления оконченным не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически употребило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналог.

Так, в частности, указывается, что вопрос о наличии в действиях лица состава преступления — незаконной перевозки без цели сбыта и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства или психотропного вещества или их аналогов во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, места их нахождения, а также других обстоятельств дела.

11. Ответственность по части 1 статьи 228 УК РФ за незаконное изготовление или незаконную переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта как за оконченное преступление наступает с момента получения в значительном размере готовых к использованию и употреблению этих средств или веществ либо в случае повышения их концентрации в препарате путем рафинирования или смешивания.

Оцените статью
Ваш вектор правового обеспечения